Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Самовар для патриарха

[21.06.2019 / 14:39]

Мастерства в обработке берёсты Владимир Петрович добился сам и за короткое время. В 1993 году Антипенко начал делать туеса, а спустя два года уже стал участником выставок в Германии и Франции. Зарубежные предприниматели быстро смекнули, что перед ними самородок, и попытались заманить сибиряка к себе на работу, обещая заоблачные гонорары и мировую славу. «Я сразу отказался, - говорит Владимир Петрович. - Посмотрел я эту Германию - нет там наших берёз, и остался в Нижнеудинске».

Мальчик Володя Антипенко из села Гадалей Тулунского района, глядя на папу-кузнеца, знал, что выберет себе похожую профессию.

- В 1976 году я окончил Иркутское училище искусств по специальности «Художественная керамика» и работал художником-оформителем в Доме культуры, потому что здесь у нас керамика не та - чтобы чего-то добиться, надо на Урал ехать, - рассказывает Владимир Петрович. - Берёстой всегда интересовался, знал, что её раньше широко использовали. В старину в царской армии солдаты носили берестяные стельки, чтобы ноги не потели, не было грибка и плоскостопия. В туесах хранили даже молоко, и в жару оно не скисало. В берёсте есть деготь и серебро, это благородный и экологически чистый материал. >> Фото

Научиться творить из капризного материала было не у кого. Однажды жена Владимира Антипенко, работавшая в библиотеке, принесла ему вырезку из журнала, где описывалась технология изготовления туеса, начиная от заготовки берёсты и до финальной отделки.

- Я прочитал и три года ездил в лес, пытался снять сколотень с берёзы - это цилиндр, основа туеса, - вспоминает мастер. - Бился-бился, ничего путного не получалось.

Махнул рукой и забросил это дело. Спустя семь лет снова наткнулся на эту вырезку, ещё раз перечитал и понял, что в прошлый раз две строчки пропустил. Из-за невнимательности столько лет потерял! Собрался, поехал снова в лес - и у меня всё получилось. Это был 1993-й год, а в 95-м я уже участвовал в выставках в Германии и во Франции.

Чтобы снять цельный сколотень, берёзу приходится пилить. Поэтому мастер выбирает такое дерево, которое даст максимальное количество цилиндров. При грамотном подходе от самой верхушки можно получить от 20 до 30 заготовок - этого мастеру хватает на год.

- Чтобы найти подходящее дерево, можно и 50 километров по лесу пройти. Сначала осматриваю его со всех сторон, немного надрежу и отверну - не больное ли, - делится опытом Владимир Антипенко, - какая толщина у берёсты: тоже не каждая подойдёт. Между ней и стволом есть промежуточный слой - камбий, такая губка коричневая. Под ним подсекаю ножом, проверяю скольжение. И только если все эти признаки меня устраивают - работаю с деревом. Когда сколотни снимаешь, даже покурить времени нет: и мошка крутится, и сок начинает подтекать, пять минут - и берёста прилипает. А потом сяду и смотрю, уже примерно представляю, что из этого цилиндра сделаю.

Супруга мастера, Альбина Георгиевна, каждый год в начале июня с удовольствием ездит с ним на заготовку берёсты.

- Как только входим в лес, всегда здороваюсь и говорю: «Прости нас, лес-батюшка». Потом берёзку обнимаю и у неё тоже прошу прощения - за то, что дерево пилим, - рассказала про ежегодный ритуал Альбина Георгиевна.

Года 4 назад встретился супругам хозяин тайги.

- Километров за 30 от города уехали, выходим на трассу Иркутск - Красноярск. Два мешка берёсты несём, дождь льёт, до машины ещё немного идти надо, - вспоминает Владимир Петрович. - Голову поднимаю - а в 10 метрах мишка стоит. Я встал как вкопанный, жене зверя показываю, а она как заулюлюкает - у неё голос громкий. Медведь только подпрыгнул - и в кусты. Смелая у меня Альбина Георгиевна!

Заготовленные пласты сушатся на заборе во дворе мастера. От солнца берёста получает красивый «загар», а через год-другой начинает светлеть. Времени достаточно, чтобы поймать нужную цветовую гамму.

- Самый первый туесок, сделанный ещё в 80-х годах, хранится у меня до сих пор, - говорит Владимир Антипенко. - С детьми, с которыми я занимаюсь, мы делаем просмотр работ. Они выставляют свои туеса, а я незаметно подставляю свой - тот, первый. Ребята смотрят и спрашивают: «Владимир Петрович, а кто такую халтуру сделал?»

Между «халтурой» и нынешними работами Антипенко - пропасть под названием опыт. Его работы есть в частных коллекциях не только в России, но и по всему миру.

- Я знаком со всеми губернаторами Иркутской области, начиная с Юрия Абрамовича Ножикова. Он в 1995 году в Нижнеудинск приезжал, я ему подарил туесок. Ножиков взял его, покрутил и сказал: «Ну-ка, подпиши мне подарок!»

Авторская разработка Антипенко - самовар из берёсты. Не сувенирный, а настоящий, в котором можно кипятить воду.

- У меня все вещи функциональные, даже самовар. Внутри - латунный цилиндр на 3,5 литра воды, включай в розетку, и всё, - говорит мастер. - Сначала я делаю рисунок линии самовара, а потом - расчёты по диаметру, учитываю все параметры, изгибы. По ним изготавливается деревянная болванка, а на ней набираю 8 полос. Сделал уже три разные формы.

Один из самоваров подарен мастером Патриарху всея Руси Кириллу во время его визита в Иркутск в 2011 году, другой - губернатору Сергею Левченко.

Самые эксклюзивные работы мастера Антипенко - это две берестяные книги. Первую - «Летопись Иркутска», мастер изготовил в 1997 году. Идею второй - «Православные храмы Иркутска», мастер вынашивал 10 лет. Всё это время он представлял её страницы, рисунки и текст, постепенно подбирал материал.

- Когда начал делать книгу, то уже в 6-7 часов утра садился за стол, и так до одиннадцати вечера, как говорится, без выходных и праздников, работал запоем, - рассказывает Владимир Петрович. - Чётко видел результат, что будет на каждой странице, подобрал славянский шрифт. Использовал технику тиснения - иголкой и лопаточкой. Эту книгу просили выставить на международный аукцион, но я побоялся. Продать пришлось в частную коллекцию в Самару: так сложились обстоятельства, что дочери на операцию потребовались деньги.

К Владимиру Петровичу приезжают потенциальные ученики со всей области. Свои знания он передаёт основательно, и взрослые люди с разным уровнем подготовки или даже без неё обязательно увозят с собой по одному-два готовых изделия. Поэтому нижнеудинским девчонкам и мальчишкам повезло - они живут в одном городе с мастером и ходят к нему на занятия.

- У меня есть ученица Настя Смолякова, она сначала художественную школу окончила, а потом ко мне пришла и пять лет занимается. Так она уже мне на пятки наступает! - смеётся Владимир Антипенко. - Чтобы полностью познать ремесло, надо многие годы только в подмастерьях ходить, понять разные технологии, всевозможные приёмы.

Черчение необходимо хорошо знать, потому что точность до миллиметра нужна. Я беру на обучение ребят с шестого класса: раньше опасно - инструменты острые. Они проникаются.

Когда у нас морозы трещат, дети в школы не ходят, а ко мне бегут. Ни один из моих учеников не пошёл по подвалам.

Много моих выпускников окончили институты и даже военные академии, женились, и сами с детьми - и все приходят проведать. Мне это очень приятно.

Владимиру Петровичу Антипенко скоро исполнится 69 лет. Пенсионер не планирует оставлять своё ремесло - говорит, будет продолжать, пока есть силы.

За новомодными веяниями, типа персональных страниц в соцсетях или продающего сайта, не гонится - говорит, не до этого, берёста ждёт. Слава к нему пришла по старинке - людская молва о мастере оказалась сильнее Интернета.

 

Ольга Игошева

Фото: автора и скрины из ильма «Берестяных дел мастер»

Копейка

 
вверх